Ориент-интервью. Светлана Миронова.

Светлана, словно предполагая место встречи (хотя это вышло спонтанно), очень точно подобрала цвета своего гардероба, чтобы вот так вот красиво расположиться в уютном кресле заведения и побеседовать об ориентировании.

Получилось так, что вместо жаркого и гористого Крыма, где изначально планировали поговорить со Светланой в период проведения Кубка России по ориентированию, мы встретились практически у неё дома, а точнее в Нижнем Новгороде, а именно в уютном местечке Berezka Bar, что расположился прямо в центре города.

Официант не совсем понимал, откуда столько всего на столе: ноутбук, телефоны, фотоаппарат, провода. А когда появилась ещё и золотая медаль Чемпионата Мира, то скорее всего догадался, что в их заведении будет происходить что-то интересное, но непонятное простому обывателю. Он явно не подозревал, что улыбчивая, весёлая и очень разговорчивая девушка — это Заслуженный Мастер Спорта России, двукратная Чемпионка Мира по ориентированию. Он с интересом наблюдал, а иногда и вмешивался прямо по ходу разговора со своими любезными предложениями чего-нибудь принести или что-то убрать со стола. Но что ж поделаешь, у него такая работа…

— Светлана, добрый день.

— Здравствуй, Сергей.

— Расскажи, пожалуйста, что же привело тебя в спортивное ориентирование, и как это произошло?

— На этот вопрос мне приходилось отвечать неоднократно. Так скажем, некуда было деваться с «подводной лодки». Я обычно к этой ситуации применяю такую фразу. Вначале ориентированием занимался папа, потом они встретились с мамой, он вовлёк маму в процесс, так вот всё пошло-поехало. Поэтому, когда я родилась, они выступали по основной группе, по элитной. Папа на тот момент был одним из сильнейших спортсменов в Нижнем Новгороде и в целом по Союзу. Поэтому, меня неизбежно брали с собой на старты. Первая моя большая поездка была на Ильвес, мне было 11 месяцев. Там я спала в палатке и проникалась духом ориентирования. Позднее папа стал тренером, у него появились первые ученики (на тот момент был 91 год, ситуация в стране менялась, предприятия закрывались), и папа перетянул маму в спортшколу. И когда я пошла в 1 класс, в спортшколе маме сказали: «ДАВАЙ ПОПРОБУЙ ТРЕНЕРОМ». В итоге, нас 6-тилеток набрали, естественно речь о лесе ещё не шла, первые три года мы просто играли в подвижные игры, а где-то с 9-ти лет мама начала вести наш класс более серьезно. А дальше я была всё время с ними, никогда не было вопроса поеду ли я на соревнования, потому что ребенок ездил за родителями. На рельсы встала и катилась.

— С какого возраста или с какой возрастной группы пришло осознание того, что у тебя получается всё очень даже не плохо, что в перспективе тебя ждёт большое будущее в мире ориентирования. Это само пришло или кто-то тебе об этом сказал?

— Нет, никто об этом не говорил, и более того, мой путь в элиту был достаточно долгий. Если сравнивать меня с моими сокомандницами, которые в элите оказались почти сразу, переходя из юниоров, в первый же год попадая в сборную. Я же, когда перешла в элиту, 3 года боролась за списочный состав, и только на 4й год мне это удалось. Возвращаясь же к началу, где-то в 17-18 лет я узнала, что проводятся Первенства Европы, где уже выступают 16-18 летние, узнала, что существует юниорский Чемпионат мира для 19-20 летних, меня это так увлекло, потому что открылась возможность поехать куда-то, увидеть какие-то далекие страны. Светилась какая-то там Чехия, Франция, мне казалось, что это такое «вау!» – куда-то поехать в составе сборной, но пока мне это не удавалось. В 2003 году я впервые отобралась на Кубок Европы, туда обычно не возили самых сильных, а везли тех, кто к осени мог, наконец-то, выйти на пик формы. Я весной занималась школой, за лето подтягивалась и попадала на этот Кубок Европы, езала, с широко открытыми глазами на это всё смотрела. А потом ещё была мечта поехать на Юниорский Чемпионат мира. Туда я попала тоже только со 2 раза, в общем, всё было трудно. Когда ЮЧМ прошёл, я вышла из юниоров и поехала на следующий год посмотреть на нормальный взрослый ЧМ, как он есть, настоящий. В 2007 году он проходил в Киеве. Мы поехали тогда вместе с Наташкой Захаровой (Панковой). Мы с ней хотели просто посмотреть и побегать параллельные соревнования. И вот именно тогда я увидела как много драйва, как там много счастья и светящихся лиц. На тот момент, Рома, Валя и Андрей выиграли эстафету. Мы тогда стояли и смотрели на них из толпы зрителей, на тот момент я была никто, даже не могла попасть в 10-ку на Чемпионате России. Но тогда я решила, что надо идти до победного.

— Да, Светлана, путь был достаточно тернистым, но интересным. Визуализация цели дала свой результат. Ты что-то начала менять для достижения цели? Как-то изменила свою подготовку или всё-таки нет? Ты что поменяла в тренировочном процессе?

— Да поменяла, очень много и достаточно кардинально. На тот момент учеба в музыкальной и хореографической школах закончилась, из хобби остался только спорт. А еще я была болезненным ребенком, болела просто бесконечно. Не вылезала из простуд и всего подряд. И вот начались тренировки. Сейчас, спустя время, я иногда сама удивляюсь на некоторые из них, которые тогда делала, — боюсь, что это уже сейчас не смогу повторить! Не представляю, как это можно было сделать. Огромные, просто огромные объемы!

— Обращалась ли ты за помощью к легкоатлетическим тренерам или устраивали тренировки твоих родителей?

— Особо это не требовалось. Папа – тренер по лёгкой атлетике по образованию, мама самоучка, литературы она перелопатила очень много, за последний год она освоила и основы биофизики, чтобы понимать процесс на клеточном уровне. На тот момент шли вместе: папа со своими знаниями и мама с книгами из опыта выдающихся спортсменов и тренеров, читала и выковыривала оттуда какую-то информацию, которая могла помочь нам. Был момент, когда обратились к помощи достаточно выдающихся легкоатлетических тренеров нашего города, у которых есть чемпионы. В общем, двух тренеров мы посетили, но в итоге это закончилось тем, что я начала немного менять технику бега, так скажем, неподконтрольно. К сожалению, от этого получила только травму. Закончилось это плачевно, в 2013 году я просто очень долго была травмирована, а потом вдобавок сильнейший грипп перед отборами, это все не позволило мне никуда отобраться, и сезон вылетел.

— Тем не менее, 2014 год был очень успешным для тебя!

— Дааа, потому что в 2013 году бегать мне было нельзя, и я со штангой и быстрым шагом в горку провела пол года, видимо это дало какой-то функциональный прирост. Не было бы счастья, да несчастье помогло. И в 2014 году получился очень большой скачок в физподготовке. И попёрло!

-А как много технических тренировок с картой ты проводишь?

— Так скажем, не в сезон — зависит, где я нахожусь. В Нижнем Новгороде зимой с картой только на лыжах можно покататься. А так, стараюсь совмещать, больше 50% кроссов с картой.

— А твой тренировочный процесс является индивидуальным или ты тренируешься согласно какого-то общепризнанного правила? Знаю, что у разных ориент-спортсменов есть свои «фишки» в тренировках. Кто-то вообще из леса не вылезает, кто-то в основном повышает физическую подготовку, зиму проводит в манеже. Результата хотят достичь все, и каждый делает то, что ему подходит больше всего. У тебя есть какие-нибудь индивидуальные тренировочные особенности Светланы Мироновой?

-Думаю, да. Конечно опыта много, родители перелопатили много книжек, посетили семинаров, начитались рекомендаций, советовались с разными специалистами плюс папин университетский опыт. Но всё равно это нужно адаптировать, потому что оказывается, что на какую-то работу я реагирую хорошо, на какую-то работу я реагирую хуже. Какие-то тренировки дают эффект, а от какой-то, наоборот, усталость и всё, больше нет никаких сил. Поэтому всё равно всё нужно адаптировать, пытаемся выдумать какие-то свои тренировки, но это тоже зависит от периода. Но я всё-таки верю в одновременную работу как над физподготовкой, так и над техникой ориентирования, потому что несколько раз попадала в ситуацию, когда, потренировавшись без карты, могла бежать очень быстро, а голова не успевала за ногами, и это приводило к ещё к более худшим результатам, нежели чем если я чуть-чуть меньше тренирую физику. Поэтому верю в то, что это надо делать параллельно.

— Насколько знаю, ты с удовольствием делишься со своими товарищами, друзьями по сборной области своим опытом. Насколько они нужны людям, которые ходят на семинары, а также смотрят тебя по скайпу. Как ты считаешь, насколько им это помогает?

— Помогает им это или нет, это надо у них спросить)) Делиться всегда приятно. Если есть потребность у людей, то я никогда не откажу в том, чтобы поделиться и помочь, тем боле своим друзьям по сборной области. Безусловно, всегда хочется, чтобы наша команда на Чемпионате России могла подняться на самые высокие места, и мы были одними из лучших, за это всегда болею. На самом деле, это очень приятно, когда кто-то подходит и спрашивает «А ВОТ КАК ТЫ ДУМАЕШЬ» или ещё что-то. Тогда понимаешь, что это всё не просто так, что это кому-то нужно, что я могу поделиться, это приносит очень большую радость.

— Сейчас в Нижегородской области не так много спортсменов высокого уровня. Знаю только двоих: Света Миронова и Андрей Козырев. Как считаешь, в ближайшее время кто-то может попытаться наступить вам на пятки?

— Опять же, смотря в какой временной перспективе это брать. У нас есть звёздочки по разным возрастным категориям. В юношеском возрасте есть ребята, которые поднимаются на достаточно высокие позиции, и это радостно. Но всё это взаимосвязано в жизни, наша область прошла через достаточно трудные времена и практически времена полного отсутствия финансирования и какой-либо помощи. На голом месте не бывает ничего. Спорт требует денежных и временных затрат. Поэтому в юниорском возрасте пауза.

— Насколько знаю, в велоориентировании…

— (перебивая) Да-да-да, но я говорю про летнее ориентирование, но не про зиму и вело. Там другая ситуация. Но в целом, всё завязано на внутренней мотивации человека, если кто-то хочет, то можно идти тренироваться, работать, подниматься на большие вершины даже при ограниченном финансировании. Всё рождается в сердце.

— А сейчас финансирование улучшилось?

— Ну, как бы волнами идёт. Благодаря моей медали на чемпионате мира мы получили некоторые бонусы. В первую очередь, мы стали базовым видом спорта по области, то есть спортом, который входит в число самых популярных. Спорт, в котором заинтересованы на высоком уровне в области. Это было достижение. Но всё равно мы остаемся неолимпийским видом, а это означает, что мы сразу лишены очень многих возможностей, которые даются просто так другим видам, которые даже и не приносят медалей. Медали, которые приехали, Андрея с Первенства Мира и моя, играют в плюс.

— Как считаешь, включение нашего вида спорта в Зимнюю Универсиаду как-то поспособствует развитию или это просто пиар-ход, который забудется?

— Это зависит, насколько Универсиада котируется на государственном уровне. Нам надо лезть в каждую щель, что котируется на государственном уровне.

— А что нужно делать людям, которые пытаются развить ориентирование у себя в регионах? Нужен ли современный пиар вида спорта. Очень редкие ориентировщики высокого уровня в России ведут свою страницу в соцсетях, в отличие от биатлонистов, лыжников и т.д. Должны ли спортсмены популяризировать свои соцсети?

— Конечно должны, потому что вид спорта ничего не потеряет от того, что нас станет больше. Это вид спорта, которым должны заниматься дети, потому что это развивающий вид спорта. Даже необязательно им становиться чемпионами, но попробовать его вообще никому не помешает. Считаю, что занимаются тем, что видно, что модно, красиво, красочно. Очень сложно развивать с нуля, когда нет поддержки, базы. Надо начинать проводить красивые соревнования и красиво их освещать.

— В последнее время у нас в Новосибирске стремительно развиваются беговые школы. Люди встают практически с диванов, надевают кроссовки и идут покорять полумарафоны и марафоны. Что надо сделать, чтобы человек встал с дивана и пошёл в лес заниматься ориентированием? Нужно ли дополнительно мотивировать всех закончивших дистанцию или что-то ещё делать для этого? Неподготовленного человека в лес очень сложно заманить. Целесообразно ли тренировать взрослых или лучше развивать детский спорт?

— Есть разные истории как люди попадают в ориентирование: иногда дети начинают заниматься, узнав от одноклассников, или тренер набрал класс, или родители привели. И тогда родители привозят детей на соревнования и сами пробуют пройти дистанцию, поддерживая ребенка. И им это настолько нравится, что начинают заниматься. Это один из вариантов. Детей заманивать нужно. А привлечение взрослых – другой вопрос. Я бы подходила к ситуации комплексно: как привлечение детей, так и привлечение взрослых. Как привлекать взрослых. У нас всегда недостаточно анонсов, про нас не говорят по телевизору, про нас не говорят на радио, и даже в интернете про нас недостаточно информации. Когда эта информация начнет прудиться, люди зададутся вопросом «А ЧТО ЭТО ТАКОЕ? НУ КА ДАЙ КА Я ПОПРОБУЮ!» А дальше, когда они придут в первый раз, их тут же должны подхватить под белы рученьки сильноулыбающиеся приветливые инструктора, которые им просто и наглядно разжуют самые первые азы и будет какая-то элементарная дистанция, базируемая на этих самых азах. И взрослый новичок пройдет свой первый километр вдоль дорожки и получит что-то… или не получит. Конфетка или медаль финишера – это конечно классно, но, в конечном счёте, факт прохождения дистанции вдохновит человека гораздо больше, поэтому скорее всего важен вначале красивый анонс, чтобы люди узнали, что что-то и где-то проводится, попалось какое-то объявление, плакат на улице, любым способом, чем больше, тем лучше. Потом, когда он пришёл, его нужно подхватить, то есть важно, чтобы организаторы были готовы принять такого новичка.

— Светлана, люди любят читать цифры. Есть ли у тебя какие-то легкоатлетические рекорды, чтобы люди представляли, как бегают сильнейшие ориентировщики?

— (хихикает)… Мне кажется, что я осталась одна из сборной команды, кто не пробовал поучаствовать в соревнованиях по легкой атлетике — трёшку, пятёрку. Я просто это не бегала. Наверное, мне бы самой было бы интересно попробовать. У нас в сборной есть лидеры по физподготовке, за которыми по стадиону я скорее всего не угонюсь, но на дистанции, например спринт с общего старта, мы вместе бежим и бежим. И вот, бежит этот человек с высокой физподготовкой со своими 9 с чем-то минут на 3 км, а я рядом. Хотя знаю, что на стадионе за ним не выжму. Наверное… хотя надо попробовать! (смеётся)

— А участвовала ли ты в трейлах?

— Участвовала всего лишь в одном трейле. Это было в том году в октябре в регионе Андалусия (Испания). У меня был третий в абсолюте результат среди всех. Наверное это был не тот трейл, где бежали сильнейшие, но вот с мужиками я порубилась. Было прикольно, весело.

— Спасибо, Светлана, за это небольшое интервью!

— Всегда рада поговорить.

К сожалению, мне надо было убегать на поезд, по дороге на вокзал Светлана ещё успела ответить на интересующие меня вопросы о подготовке к ориент-стартам, посадила в вагон, пожелала отличного пути и растворилась в городе-миллионнике.

Пожелаем удачи и побед Свете в новом сезоне! Трудолюбие и самосовершенствование непременно ведут к успеху!